соседний стеллаж

По следам Данте: автор «Божественной комедии» в современной массовой культуре

Обычно юбилей писателя – это всего один день в календаре, но в случае с Данте Алигьери 755-летие растягивается на всю последнюю декаду мая. Конечно, причина этого довольно прозаична – точная дата рождения поэта неизвестна. При желании здесь можно увидеть и символический смысл – одного дня не хватит, чтобы осмыслить масштабы автора «Божественной Комедии». 

Кстати, в Италии есть ещё и Национальный день Данте (25 марта) – он связан с датой, когда герой «Божественной комедии» отправился в путешествие по аду. Если большинство средневековых писателей известны только узкому кругу специалистов, то Данте продолжает властвовать умами масс – в списках бестселлеров регулярно появляются игры, книги, фильмы, связанные с его личностью и творчеством.  

Раскрыть все тайны Данте

Профессор Высшей школы экономики, философ Александр Доброхотов отмечал, что в «Божественной Комедии» легко узнать эстетику современной массовой культуры – «от сентиментальной мелодрамы до хоррора последних кругов. Образы, созданные Данте, до сих пор продолжают завораживать читателей грандиозностью, глубиной и актуальностью. О «путешественнике по загробью» - так афористично назвал поэта Валерий Брюсов - написано немало научных книг, в которых подробно разбираются его судьба черты его эпохи, тайные символы его произведений. Авторы остросюжетной литературы тоже не могли проигнорировать столь неординарную личность. 

Наверное, самая известная книга, сюжет которой выстроен вокруг «Божественной комедии» - это роман «Инферно» (2013) американского писателя Дэна Брауна. В динамичном конспирологическом триллере профессору Роберту Лэнгдону предстоит разгадать тайну контейнера со страшной болезнью и вступить в противостояние с безумным миллиардером, который хочет сократить население планеты. Туманные шифры, которые помогут разобраться в происходящем, отсылают к произведениям Данте, поэтому в промежутках между погонями, перестрелками и интригами главный герой – известный специалист по религиозной символике – поведает читателям немало интересного о «Божественной комедии». «Творение Данте одним махом превратило абстрактную идею ада в яркую и устрашающую картину — зримую, осязаемую и незабываемую», - пишет Дэн Браун в «Инферно». В этом романе, как и в других книгах о приключениях профессора Лэнгдона, помимо захватывающего сюжета, содержится своеобразный культурно-исторический минимум. Хотя Дэн Браун и сочетает развлечение с просвещением, не стоит воспринимать его как серьёзный источник – с фактами он обращается весьма вольно. По мотивам романа снят одноимённый фильм. В блокбастере Рона Ховарда, где много зрелищных спецэффектов и завораживающих видов, а вот отсылок к Данте меньше, чем в книге. 

Некоторые авторы не прочь поместить и самого Данте в центр детективной интриги. Итальянский писатель Франческо Фьоретти в романе «Тайная книга Данте» попытался объединить подходы Дэна Брауна и Умберто Эко. Интрига его книги закручена вокруг загадочной смерти Данте и таинственного тамплиерского кода, который якобы присутствует в «Божественной комедии». В триллере американца Ника Тошеса «Рукой Данте» главный герой, обнаружив утраченную древнюю рукопись, узнаёт, что у поэта был неожиданный соавтор, а в «Кругах Данте» Хавьера Аррибаса сам Данте ведёт расследование – ведь кто-то во Флоренции убивает людей, вдохновляясь образами его «Ада».

Через все круги ада

 Впрочем, современных писателей сильнее увлекает не столько личность, сколько творчество Данте. «Божественная комедия» с давних пор стала источников огромного количества пародий, подражаний, переделок. В 1976 году фантасты Ларри Нивен и Джерри Пурнель даже создали современное продолжение великой поэмы – в их версии известный писатель попадает в ад, где верховодит Бенито Муссолини.. В зарубежной фантастике даже есть понятие «afterlife fantasy» - так называют произведения, действие которых разворачивается в загробном мире. Такую «посмертную» фантастику можно обнаружить в творчестве очень непохожих друг на друга писателей – от Марка Твена и Жан-Поля Сартра до Чака Паланика и Стивена Кинга.

Придумывая свою версию жизни после смерти, некоторые авторы чётко следуют религиозным канонам. Например, в романе «Там» Бориса Акунина (издан под псевдонимом «Анна Борисова») персонажи попадают в разные загробные миры, воспроизводящие их верования. Другие авторы, напротив, выдумывают нечто, не имеющее аналогов. Бернард Вербер в «Империи ангелов» создал причудливый мир, где каждое живое существо в процессе восходящей реинкарнации может стать ангелом, богом или целой галактикой. Святослав Логинов в романе «Свет в окошке» создал жуткий загробный мир с дикими капиталистическими нравами, где в качестве валюты используется память живых об умерших.

Авторы такого рода «загробной фантастики» часто вдохновляются «Божественной комедией» Данте, но воспроизвести столь же монументальную картину им чаще всего не под силу. В компьютерной игре «Dante’s Inferno» и снятом по её мотивам аниме «Ад Данте: анимированный эпос» поэта, перевоплотившегося в крестоносца, ждёт сошествие в преисподнюю и схватка с силами зла за душу возлюбленной Беатриче. Чак Паланик («Проклятые», «Обречённые»), Уэйн Барлоу («Демон Господа»), Джеральд Бром («Потерянные боги») и другие мастера неформатной прозы не раз пытались создать свою версию ада – более страшную, чем в «Божественной комедии». Возможно, по количеству крови, ужасов и мерзостей они оставили Данте далеко позади, но вот наполнить свои инфернальные миры столь же глубоким символическим смыслом им не удалось. 

Впрочем, хватает и откровенных пародий. В цикле романов Георгия Зотова «Ад & рай» предстаёт дантовский ад с современным наполнением. Грешники страдают от пробок, очередей, вредных соседей и назойливой попсы. От земного бытия преисподняя отличается лишь тем, что все мучения там длятся вечно. За сатирой на современность проступают дантовские круги ада, но и они изображены с долей комизма. Так, на озеро Коцит, где в «Божественной комедии» находятся вмёрзшие в лёд предатели, у Зотова отправляют провинившихся «пасти пингвинов».  

Александр Москвин