соседний стеллаж

Биографии в комиксах: 5 графических романов об известных писателях


Алекс Николавич «Г.Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи»

Имя Говарда Филилппса Лавкрафта окутано атмосферой тайны. При жизни не было издано ни одной книги писателя (его истории публиковались только в дешёвых журналах), но после смерти он стал одной из ключевых фигур для фантастики и хоррора. Неописуемый космический ужас из рассказов Лавкрафта приводит в трепет уже не одно поколение, однако личность самого писателя так и осталась загадкой для потомков. Его биографии, написанные даже самыми авторитетными исследователями, создают очень непохожие друг на друга образы «затворника из Провиденса»: от загадочного отшельника до мрачного ненавистника человечества.

Алекс Николавич в своём графическом романе изображает Лавкрафта забавным чудаком: писатель живёт в доме у заботливой тётушки, общается со множеством друзей и с аппетитом уплетает мороженое. Безмятежный быт прерывается творческими озарениями, когда в сознании мастера ужаса раскрывается космические бездны с древними богами и невероятными чудовищами. Комикс рассказывает о нескольких годах жизни писателя – тех самых, когда были написаны знаковые произведения «Зов Ктулху», «История Чарльза Декстера Варда» и другие. Лавкрафт постоянно находится в окружении друзей и вынашивает грандиозные планы. «Пишущий в ночи» - это невероятно солнечный комикс об одном из самых мрачных писателей прошлого века.




Анна Мартинетти, Гийом Лембо «Агата Кристи. История жизни королевы детектива»

 В 1926 знаменитая писательница Агата Кристи таинственным образом исчезла на 11 дней. Полиция начала поиски, журналисты заподозрили попытку создать ажиотаж перед выходом нового романа, а Артур Конан Дойл даже обратился за помощью к знаменитому медиуму – не оставит же создатель Шерлока Холмса создательницу Эркюля Пуаро в беде. Именно с этой проблемной точки и начинают свой графический роман специалисты по детективному жанру Анна Мартинетти и Гийом Лембо. Далее сюжет устремляется вместе с прозрениями медиума в прошлое, показывая, как из маленькой девочки выросла успешная писательница. После того, как Агата Кристи возвращается, авторы показывают её дальнейшую жизнь – вплоть до глубокой старости – со всеми путешествиями, приключениями и усердной творческой работой. 

Немного комичности и сумасбродства истории придаёт вымышленный Эркюль Пуаро, который всюду сопровождает свою создательницу, а также очень ревнует её к мисс Марпл и супругам Бересфордам. Агата Кристи изображена в комиксе очень сильной и волевой женщиной. Она работает медсестрой в военном госпитале, совершает полеты на аэроплане, ездит в археологические экспедиции. Насыщенная жизнь подпитывает фантазию и подкидывает всё новые идеи творчества. Комикс не только покажет, как возникали идеи знаменитых детективов, но и раскроет творческие принципы Агаты Кристи.





Лоран Куэйсси «Филип К. Дик: биография в комиксах»

Филип К. Дик считается одним из самых неординарных фантастов прошлого века. «Убик», «Человек в высоком замке», «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» - каждый его роман даёт немало поводов для интерпретаций и истолкований, а личность писателя – отличный пример того, как соотносятся гениальность и помешательство. Именно эта противоречивость находится в центре биографического комикса о Филипе К. Дике. Его творческие озарения сочетались с употреблением наркотиков, манией преследования и безумными конспирологическими теориями. Комикс начинается у предсмертного одра писателя. Сюжет устремляется в прошлое и сначала напоминает обычную историю успеха: литератор-неудачник переключается с реалистической прозы на фантастику и становится очень популярным. Однако слава не приносит спокойствия. 

Писатель меняет жён, каждый раз находя новую молоденькую брюнетку, и все больше погружается в странные фантазии об устройстве Вселенной. Филип К. Дик на страницах комикса сам признаёт источником своего таланта слетевшее с катушек бессознательное. Писатель выглядит эксцентричным чудаком, но на последних страницах, когда планета Земля оказывается радужной оболочкой умирающего, чувствуется намёк: возможно, в его видениях была доля истины.





Пьер Кристен «Оруэлл. Биография»

Джордж Оруэлл многим известен по романам «1984» и «Скотный двор». Комикс Пьера Кристена изображает неординарную личность, написавшую эти великие книги и множество других интересных произведений. В комиксе использована необычная рисовка. Большинство иллюстраций чёрно-белые, лишь наиболее важные эпизоды раскрашены в яркие цвета. Авторы подробно прослеживают, как будущий писатель из выпускника престижного Итона постепенно превращается в убеждённого социалиста. Выдержки из произведений подчёркивают духовную трансформацию писателя. 

Хотя на первом плане здесь идеи Оруэлла, авторы не забывают показывать его и как человека. Писатель предстаёт не просто ищущей, мятущейся натурой, но и живым человеком, способным на ошибку. Конечно, авторы явно идеализируют Оруэлла, умалчивая о некоторых сомнительных сторонах его биографии. Впрочем, лаконичный формат графического романа оставляет в стороне множество разнообразных фактов, зато выверенная драматургия каждой картинки компенсирует недосказанность сильнейшим эмоциональным накалом.





Дэвид Майровитц «Франц Кафка. Графический роман»

Создатели графического романа попытались упорядочить абсурдный мир творчества Франца Кафки и его закомплексованную натуру. Результат получится немного поверхностным, но близким по духу произведениям писателя. Гнетущие чёрно-белые иллюстрации точно создают атмосферу, знакомую по «Замку», «Процессу», «Превращению». Книга Дэвида Майровитца – это именно графический роман, а не комикс. В нём юного сплошного текста и иллюстраций, как в обычной книге. Характерные для комиксов облачка появляются лишь в эпизодах, где пересказываются сюжеты наиболее известных произведений Кафки. 

Книга удивит не столько открытием неизвестных фактов биографии или новизной интерпретации текстов, сколько глубиной проникновения в фантазию Кафки. Автор стремится постичь мировосприятие писателя, основанное на страхе и желании исчезнуть. Даже творчество представляется Кафке сном, более глубоким, чем смерть, а письменный стол – могилой, из которой невозможно выбраться. Истоки кафкианского абсурда кроются не только в особенностях личности, но и в духе времени. Графический роман Дэвида Майровитца вскрывает ещё и культурно-исторический контекст, показывая, какой отпечаток на произведения Кафки наложили жизнь в еврейском гетто и Первая мировая война.



Александр Москвин